Предисловие

Предисловие

Пандемия COVID-19 затронула всех, невзирая на возраст, пол, место жительства, уровень благосостояния. Иными словами, коронавирус не пощадил никого - ни водителей автобусов, ни премьер-министров. Но есть и особые характеристики пандемии, которые нельзя обойти стороной. Вспышка инфекционного заболевания по-разному влияет на женщин и на мужчин, на мальчиков и на девочек.

Практически все страны сообщают об увеличившемся уровне насилия в отношении женщин, в их числе и Казахстан. К сожалению, условия кризиса, связанного с ним чрезвычайного положения и карантинного режима, усиливают существующее гендерное неравенство и дискриминацию в отношении всех уязвимых групп людей. В то же время, оказываясь на передовой в борьбе с коронавирусной инфекцией, женщины вносят непомерный вклад в решение проблем, вызванных пандемией. Среди таких женщин врачи, волонтеры, активистки, политики, инфлюенсеры и т.д. Этот список можно продолжать долго. Однако при этом, недавнее исследование Глобального института женщин и лидерства Королевского колледжа Лондона выявило, что в средствах массовой информации на одно упоминание выдающейся женщины-эксперта в борьбе с COVID-19 приходилось девятнадцать упоминаний мужчин.

Составляя 70% рабочей силы в сфере здравоохранения и социальном секторе во всем мире, естественно, что женщины чаще оказываются на передовой в борьбе с пандемией, рискуя своим собственным здоровьем и жизнью, и здоровьем своих близких.

Цель нашей выставки продемонстрировать энергию и вклад женщин во время кризиса, вызванного пандемией COVID-19, кризиса, который останется в истории страны и человечества и из которого будут извлечены еще немалые уроки. Героини нашей выставки – женщины, проявившие смелость в разных сферах на передовой в борьбе с коронавирусной инфекцией и ее последствиями.

Героини

Адель Оразалинова

телеведущая, журналистка, волонтер

Адель Оразалинова

«Привозишь продукты пожилому человеку и понимаешь, что ему еще лекарства нужны. Или приезжаешь в какой-то дом помочь старику, а тут выбегает бабушка-соседка в слезах: «Дочка умерла, я ее двоих детей воспитываю, а у них даже сандаликов нет!» И ты видишь, что перед тобой очередная задача. А потом приходишь домой и понимаешь, что сейчас мог заразу близким принести… Но мы отстояли этот фронт!» - делится Адель Оразалинова. В Казахстане ее знают не только как популярную телеведущую, телепродюсера, но и как известного волонтера, человека, который много лет занимается благотворительностью.

Адель Оразалинова

Адель вспоминает, что помогает людям всю свою сознательную жизнь: «Просто потому, что не могу ничего с собой поделать. У меня вечное чувство долга, мне все время хочется о ком-то заботиться, кого-то накормить, кого-то приласкать и отдать себя без остатка.» Много лет существует благотворительный склад Оразалиновой, откуда вещи и продукты попадают к нуждающимся, еще Адель является волонтером Общественного фонда помощи онкобольным «Амила», она ведет мастер-классы для детей, которые живут без родителей в детских учреждениях и помогает приемным родителям. Если в стране какая-то чрезвычайные ситуация, где-то сошел сель, погорельцы остались без крова или надо поздравить ветеранов с Днем Победы, – Оразалинова всегда на передовой. И, конечно, она не могла остаться в стороне от проблем, связанных с пандемией. Только продуктов развезли больше, чем по трем тысячам адресов!

«Эти дни не стали для меня особенными. Просто стало больше нуждающихся и из-за постоянной фасовки продуктов появились мозоли на руках. А еще надо было соблюдать осторожность и я, приезжая на склад, драила хлоркой полы и унитазы, - вспоминает Адель. – Я не считаю это геройством, мы должны были это делать, ведь у людей не было заработка, они не могли выехать из области на работу и начался настоящий голод. В какой-то момент у меня была обида: почему это не делает государство?.. Но когда понимаешь, что твоя страна – это ты, то ты идешь и делаешь!»

Адеми Жидебаева

акушер-гинеколог

Адеми Жидебаева

«Тяжелых случаев было много. Но очень сложно пришлось с беременной пациенткой, у которой при коронавирусной инфекции было 72 процента поражения легких. Она долго находилась в отделении реанимации, мы проводили несколько консилиумов, но потом женщина выздоровела и вместе со здоровым малышом выписалась из нашего роддома домой», - улыбается Адеми Жидебаева, акушер-гинеколог, заведующая отделением Городской клинической больницы №1 города Алматы.

Адеми Жидебаева

На передовой борьбы с КВИ Адеми Сагдатовна находится с 8 марта. Она прекрасно помнит, как утром праздничного дня ее срочно вызвали на работу и объявили, что их отделение теперь не роддом, а первый провизорный стационар в Алматы. А уже 9 марта в 12 часов ночи к ним прибыли первые пациенты, прилетевшие из Южной Кореи. Там они находились до тех пор, пока ждали результатов ПЦР-анализов на КОВИД. Через месяц Жидебаева и ее коллеги вернулись к привычной работе, только теперь приходилось принимать беременных и рожениц с коронавирусом. «Мы стали единственным роддомом в Алматы со статусом инфекционного стационара. Сначала схватки, потом роды, послеродовые операции – это дыхание, пот, кровь и, конечно, никакой дистанции. Противочумный костюм ограничивает движения, очки все время запотевают, а на тебе лежит ответственность за жизнь и здоровье женщины и ребенка!» - вспоминает Адеми Сагдатовна. В таком авральном режиме она принимала до 20 родов в сутки. И еще приходилось выполнять функции инфекциониста, ведь всем пациенткам требовалось лечение от коронавируса, а некоторые даже нуждались в интенсивной терапии в условиях реанимации. Поэтому наша героиня не удивилась, когда узнала, что сама заболела КВИ и успела заразить ребенка и маму. В инфекционном стационаре, как пациент, доктор провела 35дней, а потом вновь встала в строй.

«Когда за работу во время пандемии мне вручали награду «Халық алғысы», мне было даже стыдно. Ведь я не сделала ничего особенного и не считаю себя героем, потому что это - моя работа!» - улыбается Адеми.

Алмагуль Жайлханова

Волонтер

Алмагуль Жайлханова

«Никогда не забуду радостные лица детей, которые первыми выбегали нам навстречу, встречая продуктовые наборы. А еще пожилых людей, которые всю жизнь проработали на производстве, воспитали детей, но в те тяжелые дни получали помощь от совершенно чужих людей. Они благодарили нас так, будто мы не обычные продукты им привезли, а целый дом подарили!» - со слезами вспоминает Алмагуль Жайлханова. С первых дней карантина она работала в Оперативном волонтерском штабе города Алматы. Маленькой и хрупкой девушке поручили работу в офисе с документами, но она заявила, что хочет быть на передовой борьбы с КОВИД-19. Ее распределили в ту группу волонтеров, которые отвечают на звонки «горячей линии». Алмагуль вспоминает: звонков было так много, что некогда было передохнуть и выпить глоток воды, а просьбы граждан были такие неожиданные, что требовалась невероятная стрессоустойчивость. «Кто-то просил объяснить, что такое коронавирус, как от него защититься, где купить лекарства и каким образом добраться в другой город. А некоторые грубили, оскорбляли и требовали срочно привезти продукты. Но я ни на кого не обижалась, понимала, что людям сейчас нелегко!»

Алмагуль Жайлханова

Потом она перешла в группу, где фасовали продукты и развозили их по горячим точкам - в жилые дома, оцепленные из-за случаев КВИ у жильцов. Рабочий день длился с 8 утра до 8 вечера, но если оставались силы, то задерживались до поздней ночи. «Мы не могли спокойно идти спать, зная, что люди нас ждут», - объясняет Жайлханова. Проработав в таком режиме с марта до начала июля, она заболела: тест, который волонтерам делали каждые 10 дней, показал что у Алмагуль коронавирус.

«Я не испугалась, потому что знала, на что иду, - улыбается наша героиня. – Мой папа – военный, а мама – педагог, они всю жизнь честно служили своему народу, стране и меня учили тому же. Если начнется вторая волна и вновь объявят Чрезвычайное положение, я опять пойду на передовую. Не задумываясь!»

Асель Каниязова

Волонтер

Асель Каниязова

«Около 70 мамочек – многодетных, одиноких, инвалидов – вступили в мой чат «Надежный тыл», чтобы организовать питание для врачей. Я говорила им: «Девочки, вы только представьте в каком аду сейчас живут наши медики. Они сутками принимают больных коронавирусом, не видят родных и даже не могут поесть нормальной домашней еды!» - вспоминает те нелегкие дни Асель Каниязова. Она - инвалид 2 группы мать двоих несовершеннолетних детей. Все дни строго карантина с раннего утра до поздней ночи Асель была на телефоне. Узнавала, в какую больницу и сколько можно отвезти еды, когда это можно сделать, где найти транспорт, как подключить волонтеров и, конечно, договаривалась с подругами из Центра многодетных семей Наурызбайского района Алматы. В итоге врачи 1-ой и 7-ой горбольниц прямо в праздник Наурыз отведали традиционный и любимый наурыз-коже, баурсаки, плов, лепешки, всевозможные салаты, соленья, варенья. И деньги на продукты женщины, которые сами живут небагато, ни у кого не просили, делали все от чистого сердца. «У меня есть 16-литровая кастрюля. Я отварила там курицу и приготовила прекрасный домашний борщ. Потом достала из морозильника ягоды, которые у нас всегда имеются, и сварила витаминный компот. И так каждая из нас. Не обеднеем!» - улыбается Асель.

Асель Каниязова

Еще наша героиня разыскивала тех, кто остро нуждался в пандемию. А потом, если сама не могла помочь, обращалась в мечеть или к добрым людям и нуждающихся поддерживали. Бабушкам и дедушкам, многодетным семьям доставляли продуктовые наборы, а матерям-одиночкам – детские колготки, обувь, игрушки и даже стульчики для кормления, коляски.

«Кто-то говорит, что я – герой. Но это не героизм, это патриотизм! Когда в твоей стране беда, просто невозможно сидеть сложа руки», - уверена Асель.

Гульназ Акбаева

Мама

Гульназ Акбаева

«Во время пандемии я родила дочь. И это было очень страшно. У меня уже есть двое сыновей – пяти и двух лет, поэтому мне есть с чем сравнивать. Начиная от УЗИ во время беременности и заканчивая плановым осмотром новорожденного ребенка у педиатра, – все было большой проблемой, все связано с большим стрессом. Да еще и этот постоянный страх подхватить инфекцию. Поэтому женщин, родивших во время пандемии, можно назвать настоящими героинями», - улыбается Гульназ Акбаева, мама троих детей в декрете.

Гульназ Акбаева

Это раньше беременные женщины планово сдавали анализы, проходили все исследования и по любому поводу могли обратиться с вопросом к участковому врачу в женской консультации. Пандемия и строгий карантин лишили будущих мам этой возможности. И приходилось постоянно бояться за будущего ребенка. От того, что многие медучреждения были закрыты, даже на платное УЗИ Гульназ записывалась то за месяц, то за два. А из роддома ее с дочкой выписали на четвертый день, хотя после кесарева сечения должны были наблюдать 10 дней. Сейчас, чтобы провести осмотр малышки, врачи и медсестры приходят к ним домой, и молодая мама опять в страхе – вдруг до них они посещали зараженных людей.

Гульназ считает, что не впасть в депрессию ей помогает поддержка супруга и характер, закаленный жизненными трудностями. Не смотря на то, что ей всего 25 лет, она успела закончить в Алматы юридический колледж, переехать в Нур-Султан и поработать там в Департаменте юстиции, а через два года возвратиться в южную столицу. «К сожалению, работа на госслужбе не очень хорошо оплачивается, поэтому я устроилась в салон красоты и стала заниматься тем, что раньше считала своим хобби. Это маникюр, педикюр и визаж. Мы с мужем копим деньги на собственную квартиру, ведь в планах у нас большая семья и много детей!» - поделилась Гульназ.

Дина Смаилова

Правозащитница

Дина Смаилова

«Если раньше 80 процентов обращений к нам были связаны с сексуальным насилием, то в карантин 80 процентов случаев - это бытовое насилие. Мужья не только бьют, они еще и экономически давят, психологически издеваются, на религиозной почве преследуют супругу. Был случай, когда муж заставлял жену надеть хиджаб, она уговорила его на чалму, в итоге он обрил супругу на лысо со совами: «Теперь не выйдешь на улицу без платка!» - рассказывать об этом Дина Тансари может бесконечно. Она – один из самых известных правозащитников в Казахстане, основатель Общественного фонда «Общественное движение против насилия «НеМолчи.kz».

Дина Смаилова

Был шквал звонков со всего Казахстана. Брались за самое серьезное: когда во время ссоры женщина получала ножевое ранение или убегала от побоев мужа на улицу. Гостиницы, хостелы и кризисные центры из-за жесткого карантина были закрыты, родственники, боясь КОВИДа отказывали в приюте. «Тогда я начала тесно сотрудничать с полицейскими, которые предоставили мне номера необходимых служб. Семь семей получилось устроить в кризисный центр, несколько дел довели до суда, но, к сожалению, законодательство по бытовому насилию у нас такое беззубое, что приговоры получились просто смешные,» - поделилась Дина. А еще она рассказала, как в один день всего за 13 минут поступило три подряд звонка от соседей с жалобами на жестокое обращение с детьми. Учеба онлайн привела к тому, что школьники не могли пожаловаться учителю или школьному психологу на родителей.

«Я хочу обратиться ко всем казахстанцам. Если наша команда «НеМолчи.kz», в которой всего четыре человека, смогла добиться результатов, значит любой на своем месте может остановить насилие и несправедливость, если не будет молчать. Хватит всего бояться. Если мы не начнем все вместе прямо сейчас что-то делать, то через 10-15 лет просто потеряем человеческий облик!» - заключила Дина.

Екатерина Ли

Журналист, волонтер

Екатерина Ли

«В карантин вокруг Алматы стояли блокпосты, и жители аулов, те, которые работали в городе, остались вообще без источника доходов. В соседнем селе, буквально в двадцати минутах от нас, однажды была страшная ночь: ограбили 12 домов, все вынесли подчистую. Я испугалась и поняла, что люди от голода готовы идти на все. Тогда мы срочно начали искать в Алматы тех, кто сможет помочь. Нужны были продукты или деньги, чтобы мы сами в поселковых магазинчиках могли купить еду. Мне скидывали какие-то суммы, а я брала самых нуждающихся людей, покупала им еду и отправляла в ответ видеоотчеты. Потом обратилась к знакомым волонтерам, которые и привезли в поселок продукты. Как-то так и выжили!» - вспоминает Екатерина Ли. По профессии она журналист, но занимается волонтерством.

Екатерина Ли

Работа журналиста, по словам Екатерины, ее кормит, а волонтерство - для души. Этим она занимается уже шесть лет и утверждает, что остановиться невозможно! Помогает наша героиня жителям аулов Нуринского сельского округа Талгарского района Алматинской области. Во-первых, сама там живет, а, во-вторых, знает, что в этих аулах нет работы. И вот она ездит с супругом по Алматы, собирает у горожан все, что они готовы отдать, и раздает сельчанам. Это и одежда, и обувь, и бытовая техника. А в пандемию люди особо нуждались в продуктах и лекарствах. Скольким Екатерина помогла в то тяжелое время, она не считала, но по отчетам помнит, что в денежном выражении это примерно два миллиона тенге.

«И сейчас много тех, кому нужна помощь. Например, моя соседка Молдир. В прошлом году она потеряла мужа, - рассказывает Екатерина. - Чтобы не сбить детей, которые выбежали на дорогу за мячом, он резко затормозил. Сам погиб, а четырехлетний сынишка, который сидел на заднем сиденье, остался инвалидом. И две недели назад у Молдир сгорел дом. Как я пройду мимо такой беды и не помогу?.. Я опять реву, так и знала, что буду реветь!» - вытирает слезы Екатерина.

Елена Билоконь

Активистка, социальный работник

Елена Билоконь

«Женщина потеряла работу из-за того, что закрылось ее предприятие, ей нечем кормить двоих маленьких детей, и к тому же хозяин арендованной квартиры выгнал их на улицу. Если бы вы услышали, хоть одну такую жуткую историю из того шквала звонков, что обрушился на нас в карантин, то поняли бы, почему мы не могли остаться в стороне!» – в глазах Елены Билоконь появляются слезы. Она – основатель и руководитель «Фонда социальной помощи «Реванш» и «Фонда женщин, живущих с ВИЧ».

Елена Билоконь

Еще в 2008 году в родном Темиртау она открыла Центр для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, и стала помогать контингенту, к которому относится сама. Это бывшие наркозависимые и ВИЧ-инфицированные. А еще женщины, которые вышли из мест лишения свободы, и бывшие воспитанницы детских домов. «Я смогла покончить со своей прошлой жизнью, вышла замуж, родила троих здоровых детей и вдруг захотела помочь всему миру справится с этим», - так объясняет свой порыв Билоконь. В 2017 году она переехала в Алматы и один за другим основала здесь два фонда.

В марте 2020 года, когда разбушевалась пандемия, в офисе Елены нежданно-негаданно образовался настоящий call-центр, где принимались звонки от всех нуждающихся, а потом формировались списки, с которыми она бегала по районным акиматам и общественным организациям, умоляя помочь. Благодаря этому, 652 человека, включая бабушек и дедушек, получили продуктовые наборы, 50 женщинам Елена и ее сотрудники помогли оформить ЭЦП, выбивали через Egov пособия в 42 500 и 12 человек их получили. «Когда спрашивают, зачем мне все это надо, отвечаю, что не могу найти у себя ту кнопку, которая отключит желание помогать людям… А для себя у меня есть только одно желание – съездить с детьми к морю, где я никогда не была! – улыбается Елена.

Жанна Уразбахова

Адвокат

Жанна Уразбахова

«Как раз в тот момент, когда был жесткий карантин, проводились следственные действия по групповому изнасилованию девушки, интересы которой я представляю. Было страшно приходить в полицию, ведь это место, которое посещают очень много людей. К тому же было не понятно, кто до тебя держал в руках и читал эти тонны уголовных дел. Но отказаться было нельзя, потому что есть определенные процессуальные сроки, - рассказывает Жанна Уразбахова, адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов. - А однажды для проведения следственных действий, преодолевая блокпосты, мне пришлось ехать из Алматы в Талдыкорган».

Жанна Уразбахова

В какой-то момент у Жанны началась сильная аллергия на обеззараживающую жидкость. А в начале июля она заболела коронавирусом. «Однажды в 6.30 утра мне позвонил мой клиент, сообщил, что за ним приехали сотрудники полиции и попросил о помощи. Когда я приехала в районное управление полиции, то увидела оперативных сотрудников без масок. А это был пик заболеваемости! В ответ на мои требования надеть маски, они только смеялись», - вспоминает Жанна условия, в которых приходилось работать. Как только она выздоровела, тут же вновь оказалась в строю. «Мне нравится защищать людей, я очень люблю свою работу!» - делится наша героиня. И это несмотря на то, что часто в ее адрес звучат слова о «неженской» профессии адвоката. Сексизм и даже харассмент – понятия, о которых она знает не понаслышке. «Что ты тут нам про законы рассказываешь? Ты же красивая, иди в кино снимайся!» - говорят адвокату Уразбаховой ее оппоненты и даже сотрудники правоохранительных органов. «А несколько раз мне поступали недвусмысленные звонки от судей, которые приглашали в кафе или еще куда-то. Вряд ли судья-женщина делала бы такие предложения адвокату-мужчине», - возмущается Жанна.

Сейчас вместе с другими правозащитниками Уразбахова начинает Акцию по защите прав женщин, которые подвергаются преследованию со стороны родственников мужчин, подозреваемых в изнасиловании. «Надеюсь, когда моя дочь вырастет, ей уже не придется жить в таком патриархальном обществе!» - объясняет Жанна свою гражданскую позицию.

Зауреш Сапабекова

Психолог

Зауреш Сапабекова

«Мы подозревали: когда люди закроются в своих домах, увеличится раза в два бытовое насилие. Так оно и было. Потому что наши женщины привыкли жить в адаптивном, приниженном, зависимом состоянии. Если она троих детей родила, сидела дома лет 10-15, то понятно, что у ее нет профессии, работы. И мужчина этим пользуется, знает, что никуда женщина не денется, будет сидеть тихо, а он будет бить, издеваться, физически наказывать детей. И ничего ему не будет, жена не уйдет с детьми, потому что ей некуда уйти», - рассказала Зауреш Сапабекова. Она – известный психолог, президент Организации развития транзактного анализа в Казахстане.

Зауреш Сапабекова

Как только во всем мире объявили пандемию и начался карантин, Зауреш Келесбаевна поняла, что людям понадобится помощь, а потому предложила коллегам создать проект, который так и назвала «Поддержка народу Казахстана во время пандемии коронавируса». Люди боялись болезни и летальных исходов, не понимали, как в дальнейшем сложится их жизнь, если они потеряют работу, от чего испытывали серьезный стресс. Это, по словам Сапабековой, подтвердила истерия, которая началась в разгар карантина в социальных сетях. И особая помощь нужна была тем, кто остался в своих домах один на один с бытовым насилием.

Зауреш проводила вебинары для психологов, где объясняла, как работать с людьми в это тяжелое время, а потом вместе с коллегами консультировала всех, кто нуждался в поддержке. Об этой акции было объявлено в социальных сетях и таким образом бесплатную высококвалифицированную помощь, состоящую как минимум из трех консультаций, получили около ста человек. «Кроме денег, есть еще и человеческие ценности. Наша профессия – помогающая, и я всегда об этом помню!» - подытожила наша героиня.

Карлыгаш Абдиева

Врач Инфекционист

Карлыгаш Абдиева

«В «красной зоне» я работаю с марта. И удивляюсь, когда мне говорят, что я – герой. Да, были среди нас те, кто испугался и ушел, но для меня уйти - означало предать белый халат врача, бросить на произвол судьбы людей и страну, которым нужна!» – рассказала врач-инфекционист и вирусолог Карлыгаш Абдиева. С июля она работает в Отделении ПЦР-диагностики КОВИД-19.

Карлыгаш Абдиева

В своей докторской диссертации на тему «Исследование особо опасных вирусов» Карлыгаш изучала клещевой энцефалит и конго-крымскую геморрагическую лихорадку. А когда в декабре прошлого года появились новости из китайского Уханя, она, специалист Национального научного центра особо опасных инфекций имени Айкимбаева, тут же переключилась на КВИ. Информация собиралась по крупицам, постоянно мониторились данные китайских и европейских специалистов, а потому наши инфекционисты смогли даже вычислить приблизительное время появления ковидных больных на территории Казахстана. И 13 марта самолетом из Германии такие больные действительно прилетели из Германии, где уже бушевал КОВИД. Эту дату Карлыгаш запомнит навсегда, потому что с этого дня она переехала в «красную зону» и все стали называть ее «особоопасником». «Нас сразу закрыли: где работали, там и жили. Прилетает самолет и нам привозят пробирки. Мы их открываем и диагностируем. Больше никакой науки, статей и другой работы. Только КОВИД-19!» - вспоминает Абдиева.

По словам Карлыгаш, тяжелее всего работать в «красной зоне» тогда, когда нельзя видеть свою семью, родных людей. «Правда, есть еще одна сложность: когда заходим в «красную зону», на нас ничего из своих вещей быть не должно. Прямо на голое тело надеваем пижаму, на нее защитный комбинезон, очки, маску, двойные перчатки, проклеиваем скотчем все щели. И, знаете, очень трудно сутки быть без белья!» - шутит Карлыгаш.

Ляззат Калтаева

Правозащитница, председатель Ассоциации женщин с инвалидностью «Шырак»

Ляззат Калтаева

«Как только начался карантин, мы поняли, что вся информация о КВИ и о том, как надо проводить профилактику в условиях пандемии, дается без учета особых потребностей людей с инвалидностью. Я имею в виду людей с нарушением слуха, зрения и интеллекта. Тогда при поддержке офиса ЮНФПА в Казахстане мы решили исправить эту ситуацию, - вспоминает Ляззат Калтаева, председатель Ассоциации женщин с инвалидностью «Шырак»

Ляззат Калтаева

Во-первых, было создано пять специальных информационных роликов на казахском и русском языках. Они были интуитивно понятны, сопровождались аудио- для незрячих людей, бегущей строкой для тех, кто может читать, и сурдопереводом. Незрячим рассказали, как правильно мыть руки, а людям, прикованным к инвалидным коляскам, объясняли, как их дезинфицировать. И, конечно, понадобился ролик, который мог бы предотвратить насилие в условиях карантина. «Поскольку наши с ЮНФПА исследования показали, что случаи физического, экономического, психологического давления на женщин в это время участились, мы не могли не прийти на помощь женщинам-инвалидам, которые всегда наиболее уязвимы. Из нашего ролика, например, незрячая женщина или женщина с нарушением слуха узнала, как во время пандемии обратиться в кризисный центр», - рассказывает Ляззат. Основываясь на данных другого опроса, было решено изготовить защитные щитки для сурдопереводчиков. Ведь обычные маки закрывают губы, а они должны быть открытыми для их работы. А еще, по словам Калтаевой, нельзя было не поддержать психологически женщин-инвалидов в это трудное время. Поэтому появился мотивирующий ролик о том, как преодолеть страх, стыд и терпение. До каждой женщины с ограниченными возможностями хотели донести: пора перестать молчать и думать, что проблема в тебе и твоей инвалидности! Эти ролики распространялись в социальных сетях, по WhatsApp и специальным каналам для людей с ограниченными возможностями.

«В Казахстане по официальным данным проживает около 700 тысяч людей с инвалидностью и порядка 52 процентов из них – женщины. Думаю, тем, кто увидел эти ролики, мы облегчили жизнь! – заключила наша героиня.»

Наргиз Нурметова

Школьница, волонтер

Наргиз Нурметова

«Мне казалось, что 20 ветеранов, которым я успела развезти продукты в первые дни карантина, - это очень мало. Но потом я вспоминала глаза этих людей… К сожалению, наши герои привыкли, что о них вспоминают только один раз в году, в праздник 9 Мая. А потому они были по-настоящему счастливы, когда ощутили эту заботу. Значит, я сделала не так уж мало», - поделилась своими мыслями Наргиз Нурметова, которая учится в 10 классе Лицея №28 города Алматы.

Наргиз Нурметова

Она с раннего детства хотела помогать людям, узнавала через знакомых и в интернете, как можно попасть в волонтерские организации. А когда Наргиз исполнилось 14 лет, мама сказала ей: «Кажется, теперь тебя возьмут!» Так она вступила в ряды Общественного фонда «Лига волонтеров Казахстана». Было это всего за несколько месяцев до начала пандемии коронавируса. «Мой путь в Лиге получился тернистым. Пришла, втянулась и только поучаствовала в одном проекте, как тут же начался другой – «Марафон добрых дел». В этом направлении я упорно работала 10 дней, и мы написали сценарий празднования Наурыза в детском доме, но вдруг объявили о карантине…» - вспоминает наша героиня. Тогда, не раздумывая, она начала сотрудничать с Общественным фондом «Совет ветеранов Великой Отечественной войны, тружеников тыла и детей войны» города Алматы. У них не хватало волонтеров для развозки продуктовых наборов, и Наргиз занялась именно этой работой. Но уже через пару недель в городе был введен запрет на передвижение подростков. Деятельность 14-летней девочки, о которой она так мечтала, прервалась и возобновилась лишь в мае.

«То время, что я провела с другими волонтерами, помогая пожилым людям в тяжелое время, не прошло бесследно. Если я еще не определилась с профессией, не знаю точно, на какую специальность буду поступать в вуз, то с волонтерством для меня нет вопросов. Все свободное время своей жизни я хочу посвятить помощи людям!» - уверена Наргиз.

Саида Таукелева

Республиканский координатор Общественного контроля

Саида Таукелева

«Мы начинали с продуктовой помощи одиноким старикам. Таскали сумки по 15-20 килограммов. А потом образовались километровые очереди в аптеки и каждая семья столкнулась с тем, что не могла элементарно найти аспирин или госпитализировать заболевшего. Оставаться в стороне от этих проблем было невозможно», - вспоминает Саида Таукелева. Являясь волонтером Общественного объединения «Я Алматинец», в пандемию она стала Республиканским координатором Общественного контроля. Ежедневно в их колл-центр поступало от тысячи до полутора тысяч звонков. И Саида гордиться, что без единой тиынки от государства, объединив волонтерские организации и инициировав акцию «Кто, если не я», они оказали помощь людям на 130 миллионов тенге! Прежде всего это старики, инвалиды, многодетные семьи и семьи с детьми с инвалидностью из Алматы, Алматинской области и Нур-Султана. А потом от женщин, чьи дети больны лейкемией, онкологией, ДЦП, Саида узнала, что начался страшный дефицит жизненно важных препаратов. Волонтеры покупали у перекупщиков одну ампулу лекарства за 4,5 тысячи тенге, тогда как его упаковка стоит чуть больше трех тысяч! И когда появилась информация, что в комиссию «Антикора» приглашаются общественные деятели, чтобы разобраться с нашим рынком фармацевтики, то Таукелева сразу решила в нее войти.

Саида Таукелева

Это Саида первой оповестила казахстанцев в Фейсбуке, что на медицинских складах все есть, а потом ночь напролет, общаясь в сети с новым министром здравоохранения, рассказывала, как вынуждены выживать в пандемию наши граждане.

«Я счастлива, что мы создали Общественный контроль, который имеет координаторов во всех городах Казахстана. Мы можем мониторить больницы, аптеки, взаимодействовать с областными, городскими отделами здравоохранения, акиматами и доводить всю информацию до Министерства здравоохранения», - рассказала Саида Таукелева.

Тамара Абдирова

Врач

Тамара Абдирова

«Мне до сих пор тяжело говорить о потерях, поэтому с удовольствием вспоминаю случай, когда из лап вируса мы вытащили 85-летнего пациента с доказанной ковидной пневмонией и 100-процентным поражением легких. Его крайне тяжелое состояние осложнялось артериальной гипертензией, ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом, а потому выздоровление стало настоящим успехом! В тот момент, когда наш город буквально горел от ковида, было не до празднования победы, но я уверена, что в будущем этот случай опишут в медицинской литературе, как уникальный», - рассказала Тамара Абдирова. Она являлась заместителем главврача по лечебной работе Больницы скорой неотложной помощи с середины марта, когда в Алматы объявили Чрезвычайное Положение, до начала сентября.

Тамара Абдирова

Это значит, что Тамара Муталимовна была на передовой, в так называемой «красной зоне». Сначала их многопрофильную клинику перевели в статус карантинного учреждения, а потом сделали из нее провизорный центр и инфекционный стационар первого эшелона. Можно было отказаться от этой работы, но доктор Абдирова не могла, потому что видела в глазах каждого нового пациента страх перед смертельной болезнью и будто бы слышала вопрос: «Вы же сможете мне помочь?!»

А потому совершенно выбившаяся из сил, на месяцы разлученная с семьей, по ночам она штудировала медицинские справочники и участвовала в вебинарах с итальянскими, российскими, израильскими врачами, чтобы понимать с какой же неизведанной и коварной инфекцией имеет дело. «Сейчас мы не знаем, какой станет вторая волна пандемии, в какой форме будет протекать инфекция и чем она будет осложнена, но я вновь буду на передовой, сразу встану в строй, потому что нужна людям!» - без раздумий заявляет Абдирова.